Топ-100

Нижняя Тура - лагерная

Опубликовал: harlov, 29-01-2017, 23:43, Путешествие в историю, 1 788, 0

«До основания» разрушив старый мир, Советская власть дальше вовсе не собиралась следовать миротворческим библейским принципам. Краткий период НЭПа (новой экономической политики) сменился форсированной модернизацией экономики, которая сопровождалась уничтожением крестьянства, усилением репрессий, насаждением системы принудительного труда, известной под названием ГУЛАГ.

В судьбе Нижней Туры эта политика сыграла весьма значимую роль. Уже в 1920-е годы потребовалось наладить работу советской пенитенциарной системы. Одним из винтиков огромной машины подавления инакомыслия должна была стать Нижнетуринская исправительная колония.

В начале 1930-х годов на базе бывшего Николаевского исправительного арестантского отделения было организовано новое учреждение — Нижнетуринская колония строгого режима. Вот как вспоминает о ней Петр Якир, сын репрессированного командарма Н.Э. Якира. Он попал за решетку в 14-летнем возрасте и 17 лет провел в различных тюрьмах и лагерях. В здешней колонии Петр Ионович пребывал с весны до осени 1939 года.

«...Мы увидели четырехэтажное здание тюрьмы, прилегающую к ней огромную зону, приблизительно, километра два с каждой стороны, очень высокий, метров десять забор, перед забором двенадцатиметровая запретная зона, вспаханная и прибранная граблями. По верху забора — колючая проволока на специальных кронштейнах, направленная в обе стороны. В середине забора — ворота, маленькая вахта...

Прямо перед нами стоял громадный барак — это была столовая. Налево, в углу, огороженном высоким забором с проволокой, карцер; направо, тоже огороженный, большой барак — БУР (т. е. барак усиленного режима). Сразу за БУРом был склад, куда мы по описи сдали свои вещи...

Баня была громадная, около сотни кранов, хорошая парилка... Барак делился на три секции: две располагались друг против друга в торцах барака, третий вход был посредине, на нем было написано наверху «7/2», то есть седьмой барак, вторая секция. Мы вошли и увидели сплошные одноэтажные нары по стенам, на нарах располагались ребята приблизительно нашего возраста...

В Нижнетуринской колонии было 12 больших бараков по три секции в каждом, в средней секции, как у нас, помещалось 50 человек, а в боковых по 100. Всего в зоне находилось около 3000 человек. Было два женских барака.

Кроме того, была рабочая зона, в то время не отгороженная от жилой. В рабочей зоне было два производства: ДОК (деревообрабатывающий комбинат) со всеми процессами работ, вырабатывавший клепку, тарную дощечку и большие доски, строганные с четырех сторон, и фабрика, изготовлявшая кровати для армии и лагерей. На фабрике имелись кузница, сборочный и ремонтно-механический цеха.

Никакой работы не было. Работали те, кто хотел. Остальные, к числу которых принадлежал и я, не ходили на работу, как говорили, «по причине разутости и раздетости»
.

Дело в том, что мы отказывались получать казенное обмундирование, которое имелось на складе, а свои брюки прятали, ходили в нижнем белье. Начальство нас не заставляло носить казенное обмундирование и ходить на работу. Все дело было в том, что в Нижней Туре содержались, в основном, рецидивисты — люди, имеющие больше трех судимостей или же судимость за побег.

Были, правда, люди, которые сидели с 1918-1919 годов по политическим статьям. Один из них — бывший министр финансов Колчака, которому всегда продлевали срок не более чем на 5 лет, но не выпускали его...»
(Автор воспоминаний, несомненно, говорит об И.А. Михайлове (1891-1946), который после поражения белой армии эмигрировал в Китай и служил в правлении КВЖД. Однако в 1930 гг. он был арестован и отправлен в СССР. Летом 1946 г. расстрелян.

«Находился здесь Сергей Степанченко, кажется, бывший губернатор города Пскова, воевавший в войсках Юденича. Бежал несколько раз из плена, потом был арестован за участие в антоновском восстании 1921 г. (Позже сидел в Красновишерском лагере и на печально знаменитых Соловках, а с середины 1930-х — в Нижней Туре).

Кроме жулья, в Нижней Туре была довольно большая прослойка физически ненормальных и психически больных людей. Так, было, например, человек десять гермафродитов... Было около 50 цыган и цыганок — вечные воры и мошенники. Но так как там и без них было много настоящих жуликов, то они считались жульем второй категории... Остальной контингент был представлен беглецами и лагерными убийцами, многие из которых сидели по первому разу.

За все время пришел только один этап. В начале 1938 г. из Москвы пришло человек двести мужчин и женщин по 58-ой статье (политические преступления). Непонятно почему их пригнали сюда. Это были простые люди, невинно осужденные...»
Определенная либеральность администрации и персонала колонии к заключенным, отмеченная П. Якиром, с началом Великой Отечественной войны изменилась в сторону усиления строгости режима. Отчасти это было обусловлено тем, что на местной фабрике (которая превратилась в оборонное предприятие) заключенные изготовляли противопехотные мины, столь необходимые фронту. Однако и после окончания войны условия содержания заключенных продолжали оставаться весьма суровыми.

Согласно материалам, которые опубликовал челябинский исследователь Г.Я. Маламуд, в 1941 году в Нижнетуринское лагерное отделение входили две колонии (промышленная —2827 человек и несовершеннолетних — 1750 человек) и отдельный лагерный участок (168 человек). Численность заключенных была достаточно стабильной вплоть до 1947 года, когда большую партию людей перевели на «строительство 1418». Формально же Нижнетуринское лаготделение перестало существовать только в августе 1953 года. Хотя это вовсе не означало, что заключенных около Нижней Туры стало меньше. Скорее наоборот.

Согласно приказу Министерства внутренних дел от 7 августа 1947 года, для строительства секретного завода № 814 рядом с поселком Нижняя Тура был организован исправительно-трудовой лагерь («Строительство 1418»).

Начальником его назначили инженер-подполковника М.А. Зарицкого. Уже к началу сентября в лагере числилось около трех тысяч заключенных, а к январю следующего года их число превысило 8,5 тысяч. В марте 1949-го ИТЛ был переименован в «Строительство 514». В начале 1950-х годов, в связи с активизацией работ по ядерной программе, количество заключенных еще больше увеличилось и к январю 1953 года достигло максимального показателя — 13 тысяч 705 человек.

В очередной раз лагерь получил новое наименование. Теперь он назывался Красногорский исправительно-трудовой лагерь (Красногорлаг). Следует отметить, что с этого времени началось ежегодное уменьшение численности «спецконтингента».

Вот далеко не полный перечень объектов, построенных заключенными нижнетуринского лагеря в конце 1940-х и в 1950-е годы: завод № 814, завод минеральной ваты, 1-й бетонный завод, Нижнетуринская ГРЭС, мост через реку Именную, железнодорожная ветка и автодорога, ЛЭП-220, завод № 718, завод СУ-20, объект 917, завод № 1033, деревообделочный комбинат, электровозное депо, заводы: 2-й и 3-й бетонные, асфальтобетонный, шлакоблочный, кирпичный, ремонтно-механический, камнедробильный, для производства негашеной извести. Кроме основных работ на строительстве промышленных предприятий, труд заключенных использовался на уже построенных заводах, а также на горных работах (проходка штолен и шахт, строительство туннелей), лесозаготовках, работах в совхозе «Багаряк» и т.п.

Помимо того заключенные занимались возведением жилья, культурно-бытовых объектов и созданием инфраструктуры.
скачать dle 12.1



  • Не нравится
  • 0
  • Нравится

Похожие публикации
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив


Архив сайта
Июль 2024 (14)
Июнь 2024 (33)
Май 2024 (42)
Апрель 2024 (37)
Март 2024 (43)
Февраль 2024 (35)
Календарь
«    Июль 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 
Реклама
Карта Яндекс
Счетчики
Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru
При использовании материалов ссылка на источник обязательна. Спасибо за понимание.