Топ-100

"Белое золото" в окрестностях Нижней Туры

Опубликовал: harlov, 29-01-2017, 22:14, Путешествие в историю, 2 762, 0

«Белое золото» — так называли платину в XIX веке. Этот благородный металл был открыт сравнительно поздно и долгое время единственной страной, где он добывался, была Колумбия. Так продолжалось до 1819 года, когда в уральском россыпном золоте на Верх-Исетских, Невьянских и Билимбаевских приисках был обнаружен «новый металл».

Вскоре, следуя указу Сената, была создана временная горная комиссия для всемерного содействия добыче золота и платины. Председателем комиссии назначили опытного горного инженера В.Ю. Соймонова. Он привлек к работе лучших специалистов. С мая 1823 года здесь орудовали 19 геогностических партий и 12 групп рудоискателей. Особое распоряжение касалось платины. Новый указ не только поощрял ее поиски и добычу частными лицами, но и гарантировал, что лишь 10 процентов от найденного отходило казне, а все остальное разрешалось продавать кому угодно, «доколе правительство не встретит надобности требовать и сие количество на какое-либо полезное для казны употребление и не определит постоянной цены на платину».

Открытие первых по-настоящему значительных запасов русской платины связано с именем Николая Родионовича Мамышева, в то время начальника Гороблагодатских заводов. Три задачи определяли круг его основных обязанностей: искать и добывать руду, плавить чугун и железо. Однако Мамышев весьма заинтересовался открытием на Урале березовского россыпного золота, изучил строение россыпей и методы их поиска. Вернувшись в свой «железный» округ, он создал специальную партию и распорядился начать разведку. «Поиски мои почитали химерическими», — писал Мамышев позже.

Основания для такой оценки были. Считалось, что золотоносные россыпи могут находиться только на водоразделе Уральского хребта и его восточном склоне, где развиты гранитоиды — светлые магматические породы, содержащие много кварца. Для западного склона Урала характерны темноцветные магматические породы, кварцевых жил не содержащие. Этот склон был признан бесперспективным в отношении золотых руд.

Действительно, поиски, предпринятые Мамышевым, в первые годы принесли лишь убытки казне да неприятности ему самому. Однако начальник гороблагодатских заводов проявил свойственную ему настойчивость и твердость. Успех пришел летом 1821-го: в долине реки Серебрянки, в 60 км к западу от Нижнего Тагила, поисковый отряд обнаружил богатую золотую россыпь. «Я всегда буду почитать себя весьма счастливым, — писал Николай Родионович, — что в мое управление открыто золото, коего в сих местах никто не предполагал...
Но счастье мое усугубилось открытием настоящей платиновой руды, сей новой дани от богатого Урала, бывшей дотоли чуждой не только России, но вообще Старому Свету»
.

На исходе августа 1824 года маркшейдер Н. Волков и мастеровой Андреев на берегу речки Орулихи в 12 верстах от Баранчинского завода при промывке проб, обнаружили не только золото, но и «угловатые мелкие зерна серого металлического цвета». Исследование пласта показало, что он имеет мощность около одного метра и тянется более чем на два километра. На этом месте был заложен первый платиновый прииск, названный Царево-Александровским.

«Не прошло и двух недель после обретения Царево-Александровского рудника, — вспоминал Мамышев, — как партией, руководимой гиттенфервальтером Голляховским, была найдена новая золото-платиновая россыпь, отстоящая от первой на 50 верст к северо-востоку, между Туринским и Нижнетуринским заводами».

В ноябре того же года К.П. Голляховский выявил еще одну богатую россыпь возле Нижней Туры, в долине реки Мельничной.

«Итак, существование в уральских горах платины, сей американской редкости, ныне доказано несомненно... и нет причин сомневаться чтобы нахождение оной пресеклось».

Это заключение Мамышева вскоре было подтверждено. Разведочная партия Голляховского обнаружила 10 россыпей в долинах рек Ис, Тура и на их притоках. Впоследствии было установлено, что они, по существу, участки единого месторождения — величайшей в мире русловой россыпи, протянувшейся почти на 150 км. За лето 1825 года было добыто около 200 кг «сырой» платины.

Если напомнить, что в Колумбии добыча за этот же год не превышала 20 кг, то станет понятным значение уральского открытия. Добыча русской платины обходилась очень дешево — около 25 копеек за золотник (4,4 грамма). Добывали ее много, но вначале не имели представления, что же с ней делать. И это было тормозом развития отрасли. Опыты по использованию металла велись и на Урале, и в Петербурге, пока наконец обер-пробирер П.Г. Соболевский и помощник начальника Гороблагодатского округа В.В. Любарский, независимо друг от друга, не изобрели «простой, легкий и удобный способ обработки платины, посредством которого с 12 мая 1826 года по первое ноября 1829 года было очищено и обращено в ковкое состояние до 97 пудов (около 1,5 тонн) сырой платины».

Это открытие натолкнуло на мысль употребить платину для изготовления денег. С 1828 по 1846 год из уральской платины было отчеканено свыше 1390000 монет на сумму более 4,2 млн руб. Однако по разным причинам этот проект русского правительства оказался не очень выгоден экономически. Чеканка платиновых денег была прекращена, а громадное количество благородного металла, скопившееся на Петербургском монетном дворе, продано частной английской фирме. Попытки ювелиров использовать платину для изготовления украшений также не увенчались особым успехом: испокон веку платины среди драгоценных металлов не было, и люди относились к ней настороженно. Кроме того, в чистом виде платина «не имеет подходящего цвета».

Со второй половины 1840-х годов добыча платины практически прекратилась и не возобновлялась вплоть до середины 1860-х. Новый период начался в 1867 году, когда специальным указом разрешалось частным липам добывать, очищать и перерабатывать платину, а также допускалось свободное обращение «сырой» платины и вывоз ее за границу.

Именно с этого времени главными центрами добычи русской платины становятся районы в бассейнах рек Ис и Тура. Открытие золото-платиновых месторождений и, главным образом, начало их разработки дало значительный толчок развитию поселка Нижнетуринского завода, а еще более — освоению долин рек Ис и Выя, где возникли многолюдные по местным масштабам поселения.

Андреевский в устье реки Песчанки, Артельный, Старичный на реке Журавлик или Валериановский на Гусевке, собрали по золото-платиновому зову от четырехсот до восьмисот старателей с семьями.

Прииск Артельный с шестьюстами жителями. Здесь поднялась церковь, были открыты земское училище, фельдшерский пункт, две торговые лавки, две кузницы и плотничная мастерская. На прииске Троицком помимо мечети, конторы, земского училища и лавок понадобился и «арестный дом». На Исовском, что возник в устье речки Фединой, работали целых три паровых машины.

Нижнетуринская округа воспрянула к жизни. Только «постоянных» жителей на ее приисках числилось более 5,5 тысячи человек. В действительности же число добытчиков было гораздо больше. Старатели «сходились сюда с открытием сезона работ» и добывали металлы «вскрышным и шахтным способами», сдавали золото и платину в приисковые конторы, которые выплачивали им по 2 р. 75 коп. за золотник. Не были редкостью и случаи хищения — за тем и понадобился «арестный дом».

За первые неполные сто лет с момента открытия месторождений платины (с 1824 по 1922), только по официальным данным, было добыто около 250 тонн благородного металла. Еще примерно 70—80 тонн — хищническим образом.

Уральские россыпи до сих пор остаются непревзойденными по количеству и весу добытых здесь платиновых самородков.скачать dle 12.1



  • Не нравится
  • 0
  • Нравится

Похожие публикации
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив


Архив сайта
Июль 2024 (14)
Июнь 2024 (33)
Май 2024 (42)
Апрель 2024 (37)
Март 2024 (43)
Февраль 2024 (35)
Календарь
«    Июль 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 
Реклама
Карта Яндекс
Счетчики
Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru
При использовании материалов ссылка на источник обязательна. Спасибо за понимание.