Дерево в жизни сибирского крестьянина

Опубликовал: zampolit, 21-12-2016, 21:44, Путешествие в историю, 1 150, 0
Дерево в жизни сибирского крестьянина

Русские крестьяне-сибиряки создали своеобразную народную энциклопедию сельскохозяйственного производства: был выработан календарь работ, комплекс агротехнических знаний, приемы ухода за скотом, многократно апробированные в конкретных условиях.

Полная зависимость от природы заставляла земледельца тщательнейшим образом изучать окружающий его мир, примечать «мельчайшие подробности случайностей природы», улавливать закономерности и связи одних явлений с другими. Это вылилось в целый свод правил, примет, тонких и верных наблюдений. Зоркий крестьянский глаз подмечал все, детальность наблюдений и, соответственно, примет поражает современного человека.

Но сфера деятельности крестьян не ограничивалась только работами в поле, в нее органично включалось и строительство, ведь зачастую крестьяне сами себе ставили избы и постройки подворья, которые постоянно подновлялись, ремонтировались, изменялись согласно требованиям семьи. Находясь в прямой зависимости от природных явлений и имея дело с естественными материалами, крестьяне были включены в общий жизненный круговорот, постоянно убеждались в незыблемости и неизбежности законов природы, что служило основой для выработки определенных представлений о временных закономерностях и устойчивой системы традиций и в плотничьем ремесле.

Наиболее распространенным строительным материалом Сибири, несомненно, издавна является дерево, которое можно назвать самым доступным и простым в обработке материалом лесистых районов Сибири.

Широта и разнообразие применения дерева - от ложек до ткацких станков и самой избы - вызвали необходимость появления условий и правил, выработанных для получения качественных изделий. Накопленный эмпирический опыт передавался от родителей детям, от отца сыну, от мастера ученику. В деревнях особо ценились умельцы, знающие, «знатные» люди. «Раньше народ был неграмотный и все делалось по обычаю, что зависит от природы и что связано с природой, и передавалось из поколения в поколение, а приметы разные были - замечали, как солнце закатывается, месяц как показывает, как летят птицы осенью, как ведут пчелы, муравьи... На все природа реагирует, а человек примечает», - говорят старожилы.

В лесных районах Приобья недостатка в строительном лесе и материале на топливо не было. Каждый хозяин, когда ему было необходимо, выезжал в лес и рубил нужное ему дерево. В 1882 г. крестьяне Малышевской вол. Алтайского окр. по числу окладных душ имели право на бесплатное получение 153400 бревен для постройки и 15340 кубических сажен дров. Строевой лес отпускался крестьянам из близлежащих Инского и Караканского боров, причем самая дальняя возка была 35—40 верст. За бесплатное получение лесных материалов крестьяне обязаны были производить опалку боров и являться на тушение лесных пожаров. «Топливом крестьяне пользовались без надзора подлесничих. Билеты на бревна часто выдаются после рубки, причем сами крестьяне заявляют, что каждый рубит где попало и сколько хочет, а за излишек каждая деревня платит подлесничему».

На основе длительных наблюдений были установлены наилучшие сроки заготовки материала, которые увязывались с биологическими циклами роста деревьев и фазами Луны. По сообщениям старожилов, наилучшим временем заготовки сосны на постройки является поздняя осень или зима, когда прекращается в стволе сокодвижение. Иногда рекомендовали для заготовки март, мотивируя это тем, что мартовское солнце сразу вытопит из ошкуренных бревен много смолы, что придаст им большую прочность. Кроме того, зимнее время свободно от работ в поле, а «древоруб - та же страда. Не нарубишь до пахоты - так зиму сырником и будешь топить». «Те, кто постарше да посильнее, отправляются рубить дрова подальше от слободы, на ночеву, то есть ночи на три-четыре, а то и на неделю. Ребята дровишек порубят где-нибудь недалеко: все же хоть на осень истопить придется» (Тюмень).

Считалось важным отнять дерево от корня в полнолуние; если это сделать раньше, то бревна будут отсыревать, а позже - трескаться. Также допускалась заготовка леса «на старый месяц» - в период фазы убывания. Перекликаясь с мнением крестьян, автор «Назирателя», литературного памятника древности, пишет: «Дерево для построения дома нужно срубить в ноябре - декабре или чуть позже, да лучше на ущербе месяца, потому что об эту пору по морозу выходят из дерева всякие смолы и лишние соки, особенно из-за стылого воздуха, который стужей своей изгоняет из дерева свойственное ему тепло до самого корня и даже в земную глубь, молодой же месяц умножает всякую влагу, а на ущербе ее убавляет». Замечание это имеет древние корни, поскольку это произведение по своему происхождению является переводом с латинского сочинения Петра Кресценция, написанного ок. 1305 г. на основе античных и средневековых источников.

Лес на дрова заготавливали только на старый месяц, считая, что только в этом случае они будут жаркими.
Для различных изделий использовали разную древесину. Большое внимание уделялось выбору вида и породы дерева, учету характерных свойств древесины и условиям роста деревьев в природе.

Особо ценили лиственницу, называя ее крепким, «железным» деревом. Ее обычно использовали для фундаментных стоек избы – «стульев», как дерево наиболее устойчивое к воздействию влаги и гниения. Если у хозяина был достаток и возможность, то и первый, окладной, венец также делали из лиственницы. Встречаются также и избы, срубленные целиком из лиственницы (д. Большой Оеш, Колыванского района Новосибирской обл.). Нередко постройку новой избы крестьяне откладывали, если не могли к сроку постройки подобрать весь необходимый лес, специально договариваясь о приобретении, например, сплавной лиственницы в районах, где она произрастает.

Универсальным материалом считалась сосна. В избе, сложенной из сосновых бревен, легко дышалось, сосна достаточно прочна, не так тяжела, как лиственница, легче в обработке. Ее использовали не только для возведения сруба, но и для покрытия крыши, плах для пола; из комля дерева или сучковатого смолистого бревна делали фундамент. Сосну также использовали для изготовления долбленых корыт, ступ, седел и прочих поделок, необходимых в хозяйстве. При этом для построек особо учитывалась смолистость сосны, обеспечивающая долговечность сооружения. Постройка, сложенная из леса, который заготовили зимой и «на старый месяц», по понятиям старожилов, «вовремя», может стоять долго, со временем все более укрепляя древесину вытекающей изнутри смолой, как бы каменея. Тес кровли, колотый из такого леса, служит без замены более 50 лет.

Для построек ценился кондовый лес, росший в глубине бора, такие бревна были ровные, смолистые, с прямослойной древесиной. «Кромешный» лес, т. е. растущий на кромке бора, избегали брать - он мало смолистый, подвержен гниению, плохого качества – «миццачный».

Для получения качественного строительного материала из дерева существовали определенные правила хранения и обработки. После валки выбранных деревьев их распиливали на бревна нужной длины. Особое внимание уделяли сушке бревен. После ошкуровки бревна тщательно складировали так, чтобы штабель хорошо проветривался, бревна каждого следующего ряда укладывались перпендикулярно предыдущему. Срезы замазывали известкой или глиной, чтобы сушка и отток смолы шли не через них, а равномерно через ствол, что придавало особую прочность древесине и красивый красноватый цвет, по которому во многих регионах Приобья хороший строительный лес назывался «красным». Когда складывали из бревен сруб, сторону дерева, обращенную при росте в естественных условиях на север, т. е. ту сторону, что имеет более плотную древесину, ориентировали на внешнюю часть постройки, чтобы внутри избы оказались только южные стороны деревьев, а снаружи - северные, что придавало особую прочность постройке.

Березу использовали в качестве топлива и для изготовления утвари. Для поделок ее рубили весной и летом, когда «прольет березовка» - березовый сок. Для топорищ, осей колес, полозьев саней брали «степную» - одиноко стоящую березу, так как она имеет более крепкую, свилеватую древесину. В лесу же советовали брать березу, древесину которой по технологии нужно было расщеплять для поделок - мялок, дощечек. Кроме того, по народным наблюдениям, если березы растут парами, то та, что стоит на ветру, имеет свилеватую древесину, та же, что стоит за ветром, поменьше размером, и ее древесина хорошо раскалывается. Березу советовали сушить под навесом год и более. Бересту употребляли как гидроизолирующий материал для крыш и фундаментных стоек и как материал для разного размера туесов и туесков, коробов и коробок. Березу также использовали для детских люлек и очипа - специальной жерди для крепления люльки в доме, очип из сосны сломается, из черемухи слишком изогнется, березовый же достаточно прочен и гибок. Из черемухи делали обручи на кадки. Из ивы делали лопаты, кроены, лодки-долбленки, гробы-домовины, так как это дерево «не рвет» при сушке и обработке. Из ветвей ивы и черемухи плели корзины, мордушки для рыбной ловли.

Осину же редко использовали. Только если хозяин был небогат, то часть построек ставил из осины, иногда же делал сосновый низ, а верх строения из осины. Осину избегали использовать для постройки изб, считая ее «горьким» деревом: «В таком доме горько будет жить». Существовал род запретов на использование различных деревьев. Запрещалось брать скрипучие деревья, деревья с явными дефектами, дуплами. Не брали также деревья, не упавшие при рубке на землю, запутавшиеся в ветвях других деревьев. Считалось, что все это не только ухудшит постройку, но и принесет несчастье в хозяйство. Если на рубку деревьев для постройки ехали только молодые, старшие напутствовали их, советовали, какое дерево подходит, а какое нет.

Дерево прекрасно поддается обработке и не требует сложного инструментария. При известной сноровке практически все работы можно выполнять ограниченным набором инструментов, куда входят: пазник для выборки пазов в бревнах, черта для отметок, нож-косарь для расколки бревен на дрань и тес, стружок, рубанок, фуганок, ножовка, напарий (сверла) различных диаметров, уровень и, наконец, универсальный инструмент - топор, которым можно было и пазы сделать, и бревна обтесать, и тонкую работу выполнить. В этот перечень нужно включить и пилу, хотя ее применяли редко, так как предпочитали торец бревна обрабатывать топором, чтобы закрылись мельчайшие поры древесины, что препятствует проникновению воды и гнилостных бактерий внутрь бревна, а пила хотя и ускоряла работу, но изготовленный с ее помощью материал был худшего качества. Ножовки и ручные пилы использовали для тонких деталей пропильных наличников и карнизов, однако для ранних построек обычно характерны наличники с глубинной резьбой, для исполнения которой требовались долота. Маховая пила с двумя рукоятками, устанавливаемая вертикально, предназначалась для распиливания бревен на доски.

Источник: Традиционная культура русских Западной Сибири XIX-XX вв. Очерки истории и быта. – Омск: ООО Издательский дом «Наука», 2003. – 243 стр.
скачать dle 12.1



Похожие публикации
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив


Архив сайта
Февраль 2020 (40)
Январь 2020 (31)
Декабрь 2019 (72)
Ноябрь 2019 (74)
Октябрь 2019 (65)
Сентябрь 2019 (46)
Календарь
«    Февраль 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
242526272829 
Реклама
Карта Wikimapia
Счетчики
Яндекс.Метрика
При использовании материалов ссылка на источник обязательна. Спасибо за понимание.